Цветы в голубых тонах


Цветы в голубых тонах


Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Зарина Давидовна Туаева

Белый, голубой, красный, зеленый...
О цветочном благоукрашении православных храмов

«Благоухание цветов — это фимиам Богу.
Цветы — кадильницы».
Святитель Лука (Войно-Ясенецкий).

Традиция украшения храма цветами, ветвями деревьев, травами берет начало в глубокой древности. Сегодня она переживает период расцвета. Чтобы создать цветочное оформление икон и приделов, специально приглашаются профессиональные флористы; в иных церквах обходятся силами собственных умельцев — кстати, далеко не всегда уступающих профессионалам в мастерстве.

Благоукрашение каждого храма имеет свои особенности, зависящие от вкуса и характера людей, чьими трудами древняя традиция воплощается во всем своем многообразии. Посмотрим, как это происходит, например, в одном из старейших храмов Москвы — церкви святителя Николая в Кленниках на Маросейке.

С этим храмом неразрывно связаны имена святого праведного Алексия, старца Московского, и его сына священномученика Сергия Мечёвых, создавших к началу 1930-х годов маросейскую «покаяльно-богослужебную семью» из прихожан, которые, помимо участия в богослужениях, вместе изучали Священное Писание, занимались в различных кружках1.

Членом общины была и София Александровна Энгельгард — преподаватель иностранных языков, прекрасно умевшая изготавливать искусственные цветы (найти в послереволюционной Москве цветы живые было более чем проблематично)2. Она обучила этому искусству несколько человек, и в результате к праздникам храм богато украшался гирляндами и букетами, о чем можно судить по сохранившимся акварелям другой маросейской прихожанки — выдающегося иконописца Марии Николаевны Соколовой (монахини Иулиании).

...Канун очередного церковного праздника. Идет привычная спорая и слаженная работа — каждый сосредоточен на своем деле. В нижнем храме, в крестильне, тоже трудятся. Любой, входящий сюда, восклицает: «У вас тут просто райский сад!» Главная в «райском саду» - Людмила Алексеевна Новикова. Пришла в храм 13 лет назад в день своего ангела и - так совпало - в день перенесения мощей святого праведного Алексия Мечёва (29 сентября). Это - один из главных престольных праздников в Николо-Кленниках, и цветочное оформление играет в создании праздничной атмосферы не последнюю роль. Яркое многоцветье — дело рук Людмилы Алексеевны и ее помощницы Светланы Анатольевны Головановой.3

Случилось так, что Л. А. Новикова сразу «нашла» свое послушание в храме. Она оказалась не просто талантливой «цветочницей», как ее именуют маросейцы, но и настоящим профессионалом: выпускница японских школ «Икенабо» и «Согецо», участник и лауреат ежегодных международных выставок икебаны, обладатель дипломов за успехи в создании изысканных цветочных композиций в восточном стиле.

Вот только как применить свои умения в украшении православного храма, где цветы призваны деликатно и гармонично оттенять общий тон и настроение праздника, а не иметь самодовлеющее эстетическое значение? Помогли безупречное чувство композиции, цветовой палитры, фантазия, умение точно расставить акценты в сочетании с приобретенным с годами опытом церковной жизни.

Каждому празднику соответствует определенный цвет облачений: воскресные дни, праздники пророков, апостолов и святителей отмечаются в ризах золотого (желтого) цвета, богородичные — в голубых, дни памяти мучеников — в красных, преподобных и юродивых — в зеленых. Зеленый цвет преобладает и в День Святой Троицы, Духов день, на праздник Входа Господня в Иерусалим... Описать благоукрашение храма для всех праздников в рамках краткого очерка невозможно, остановимся подробно лишь на некоторых.

На Троицу (Пятидесятницу) храм утопает в молодой зелени березок. Полевые цветы и устилающие пол свежескошенные луговые травы наполняют все вокруг благоуханием. Этот обычай пришел в христианство из ветхозаветных времен. На 50-й день после Исхода на горе Синай Бог даровал Моисею десять заповедей. В память завета между Богом и Его народом люди украшали свои жилища ветвями деревьев и цветами. Праздник отличается многоцветием. Цветы берутся любые, но в букетах традиционно присутствуют полевые. На Маросейке травы, устилающие пол, посыпаются лепестками цветов, что придает зеленому ковру еще большую нарядность.

Атмосфера Троицына дня прекрасно передана в «Лете Господне» И. С. Шмелева: «Мы идем все с цветами. У меня ландышки, и в середке большой пион. Ограда у Казанской зеленая, в березках. Ступеньки завалены травой так густо, что путаются ноги. Пахнет зеленым лугом, размятой сырой травой. В дверях ничего не видно от березок, все задевают головами, раздвигают. Входим как будто в рощу. В церкви зеленоватый сумрак и тишина, шагов не слышно, засыпано всё травой. И запах совсем особенный, какой-то густой, зеленый, даже немножко душно. <...> Лики икон, в березках, кажутся мне живыми — глядят из рощи. Березки заглядывают в окна, словно хотят молиться. Везде березки: они и на хоругвях, и у Распятия, и над свечным ящиком-закутком, где я стою, словно у нас беседка. Не видно певчих и крылосов, — где-то поют в березках. Березки и в алтаре — свешивают листочки над Престолом. Кажется мне от ящика, что растет в алтаре трава. На амвоне насыпано так густо, что диакон путается в траве, проходит в алтарь царскими вратами, задевает плечами за березки, и они шелестят над ним».

На Преображение церковь облачается в алое и золотое, напоминая нам о просиявшем на горе Фавор нетварном божественном свете. В этот день издревле было принято приносить в храм для освящения начатки плодов нового урожая. Христиане первых веков приносили виноград и колосья пшеницы. В наших широтах «гроздия» заменили яблоками, обильно поспевающими в августе, отчего и пошло второе, народное название праздника — «Яблочный Спас». О «лазури Преображенской» и «золоте второго Спаса» писал Б. Л. Пастернак в стихотворении «Август» (1953). А вот еще отрывок из «Лета Господня»: «Преображение... <...> Ласковый, тихий свет от него в душе — доныне. Должно быть, от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоро-нящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, — зелено-золотистый, мягкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август. Подсолнухи уже переросли заборы и выглядывают на улицу — не идет ли уж крестный ход? Скоро их шапки срежут и понесут под пенье на золотых хоругвях». Подсолнухи, яблоки, гроздья винограда и рябины, колосья пшеницы — основной мотив в украшении аналойных икон храма на Маросейке.

Пасха... Ей предшествует Великий пост, в течение которого храм украшается минимальным количеством цветов: букеты отличаются строгостью, монохромностью — ничто не должно нарушать царящей в храме покаянной атмосферы. Но вот наступает праздник Входа Господня в Иерусалим, отмечаемый в воскресенье (Неделю), предшествующую Неделе Пасхи. Въезжающего «на осляти» в Иерусалим Иисуса Христа на-род приветствовал, устилая Его путь своими одеждами и пальмовыми ветвями. У этого праздника много названий: Неделя ваий (ветвей), Пальмовое воскресенье, Неделя цветоносная, а также (в просторечии) Вербное воскресенье, поскольку пальмовые ветви в славянских странах заменяли на вербы. Первое упоминание об использовании вербы в богослужении находится в «Изборнике Святослава» 1073 года. Естественно, в оформлении аналойных икон в букетах обильно присутствуют веточки этого предвестника весны.

В самый канун Пасхи, в Великую Пятницу, в Православной Церкви совершают вечерню с чином выноса Плащаницы, а вечером — утреню Великой Субботы с чином ее погребения.

Плащаницей называют плат с изображением в рост Господа Иисуса Христа, лежащего во гробе. Ее устанавливают на возвышении в центре храма, умащают благовониями в память о том, как жены-мироносицы принесли ароматы, чтобы помазать ими Тело погребенного Христа, украшают зеленью и цветами — исключительно белыми, символизирующими чистоту Плащаницы, которой благообразный Иосиф с Никодимом обвили снятое с Креста Тело Господа. Почти в каждом храме сложился свой стиль украшения Плащаницы, есть он и на Маросейке. Саму Плащаницу обвивает по краю гирлянда из белых роз, а вокруг устанавливаются симметрично расположенные вазы с букетами из белых же цветов, со-ставляющие единую композицию.

А в пасхальный день храм расцветает нарядными букетами у икон и выносных свечей; основная гамма праздника — красный, желтый, зеленый.

В день Успения Пресвятой Богородицы одеяния священнослужителей, как и все убранство храма, выдержано в белых, голубых, слегка розоватых тонах. В тех же тонах украшается и Плащаница, основной цвет которой — синий. Эти тона подчеркивают общее настроение праздника — возвышенное и сердечное, напоенное любовью к Царице Небесной — «теплой Предстательнице и Помощнице», по слову святого праведного Иоанна Кронштадтского. Цветком Богородицы является лилия — символ чистоты и непорочности. Лилии и составляют основу цветочного набора при украшении Плащаницы Богородицы. В дополнение к ним используются белые розы, хризантемы, фрезии, гипсофила.

На все богородичные праздники храм украшается подобным образом.

На Рождество Христово храм бывает убран пахучими еловыми ветвями. У икон, у солеи размещают еловые деревца — на Маросейке их «припорашивают», как снегом, веточками белой пушистой гипсофилы. Еловые гирлянды свисают с перекладин, хвоя вплетается в букеты у икон. А перед алтарем устанавливают главную икону праздника, заботливо прикрытую вертепом из еловых веток. В центре над иконой — большой цветок белой лилии: символ вифлеемской звезды. Сама икона окружена колосками пшеницы, символизирующими ясли, в которых появился на свет Спаситель мира.

Не обходятся без цветов, конечно же, и на престольные праздники. Так, в дни празднования святителя Николая Мирликийского в Никольском приделе с особой пышностью украшается аналойная икона, а также большая икона святителя в ризе. Отличительная черта цветовой гаммы — яркость и многообразие. Благоукрашение храма к другому престольному празднику — Казанской иконе Божией Матери — по традиции выдержано в белых, голубых, нежно-розовых тонах; в наборе цветов преобладают розы, хризантемы, лилии.

В заключение уместно будет привести слова святого праведного Иоанна Кронштадтского о том, что цветы призваны не только радовать глаз, но и назидать нас в нашей гордыне: «Можно еще учиться смирению при виде красоты и нежности у цветов и их скорого увядания. <...> Хороши и нежны цветы, но нечем им гордиться: они не свои, а Божии, и притом скоро увядают. <...> Точно так же и красивые люди и величественные мужи, как цветы полевые и стройные дерева, — ничем не могут похвалиться: Божие творение их тело, ничего в нем нет у них своего, <...> о душе и говорить нечего, она также вся Божия...»4.

1Воспоминания маросейцев. Рукописный архив храма святителя Николая в Кленниках.
2См. о С. А. Энгельгард: «Друг друга тяготы носите...» Кн. 1. М., 2012. С. 271.
3У Людмилы Алексеевны много и других помощников — взрослых, детей из воскресной школы, которых она стремится обучить основам своего искусства, пользуясь приобретенным за много лет опытом преподавания на курсах флористики.
4Иоанн Кронштадтский. Полн. собр. соч. Т. 1. СП6., 1993. С. 57-58.

Публикуется по изданию: «Московский Журнал» № 12, 2013, С. 88 – 96.
На сайте использованы фотографии цветочного убранства храма, сделанные прихожанами: Максимом Егожей, Татьяной Ермолинской, Андреем Стуловым.


Источник: http://www.klenniki.ru/mubrans-xram/cerkovnye-remesla/446-o-tsvetochnom-blagoukrashenii


Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах

Цветы в голубых тонах